Для брака и создания семьи / Знакомства трех богатырей

Ваш браузер не поддерживается

Знакомства трех богатырей I

Наградить фанфик "Знакомство"

  • Скачать в txt
  • Скачать в ePub
  • Скачать в pdf
  • Скачать в fb2

Часть первая и единственная.

Утро… Первые петухи… Идиллия прерывается громкими криками: "Опять весь огород обобрал, окаянный, ну держись, поймаю, за всё ответишь!" Крики доносились из нескольких дворов. В поле, где ещё мог быть вор, тут же поспешили деревенские мужики, у которых были вилы, косы и лопаты. В нескольких селах этим летом неизвестный обкрадывал огороды, топтал поля, когда убегал. Несколько раз его успевали заметить дети, занимавшиеся тем же, чем и вор, хотя взрослые его вовсе не видели ни разу. Ребятня рассказывала, что "чудище трёхголовое, говорящее, с крыльями огромными, такими, что и не раскрывало их, чтоб об дома не поранить, до рассвета убегает с огородов, в поле укрывается, и там считает краденое, чтоб не увидели, а на рассвете в своё логово убегает". Основываться на рассказах детей не стали, но время дети назвали точно. Впереди виднелось улепетывающее чудище. Оно действительно оказалось трёхголовым, крылья были, но очень маленькие, возможно, что чудище летать вовсе не умело. Кто-то заметил украденные овощи, крикнул на бегу, что надо кому-то забрать их, в ответ двое обокраденных крикнули: "Сначала догнать надо Змея, на обратном пути заберём!" Змей резко прибавил в скорости, скрылся в чаще темного леса, и остановился отдышаться. Деревенские проскочили мимо. В мыслях Змея промелькнуло: "Завтра нельзя идти, поймают…Надо быстрее домой, спрятаться пока не поздно. Эх, говорил мне дедушка, не воруй из чужих огородов!"
Горыныч на удивление быстро добежал до дома. Закрыл дверь на засов, завесил окна найденными тряпками. Как и советовал ему старик… При воспоминании о нём у всех голов потекли слёзы. Многие советы дедушки ему помогали, но внук редко слушал деда. Дедушка… Он ещё умел летать, и огонь извергать у него почти получалось, выдыхать дым умел, дышать огнём уже не мог. Мельчали Змеи.
Старый Змей Гордыныч своё имя полностью оправдывал. Гордый, как князь какой-нибудь. Советом помогал всем и всегда, под конец жизни советы стали действенными. Делом же… Делом Гордыныч помогал только родной маме, часто из-под пинка. Ну и внуку немного. Горыныч иногда жалел, что дед не заставлял его учиться летать.
Таскать еду из чужих огородов пришлось. Ну, не мог он больше есть мясо, старик ему, конечно, говорил, что "все Змеи мясоеды, батя твой на тебя так повлиял, иностранец этот, это он был, этот, как его… Вегетарианец, о! Говорил дочери, не люби иностранщину, заманит в другие страны, поиграет, бросит, да и сгинешь там! Нет, ей надо было красиво жить! Убежала ночью, два года не было, явилась с тобой, при смерти, говорит что-то, тихо так, слышно только, что прощения просит, и тебя даёт, мол, хоть пока присмотри… Да я тебя бы и без этого воспитывать помог… Эх… Умерла моя Изумрудница рано, дочь, Аметистая, ещё подростком была, а дочь ещё раньше, ты маленький был, когда она пришла, так сразу, вернулась, и на следующий день…". На последних словах старик всегда горестно вздыхал. Дед был в душе добрый, внука называл Горыней, рассказывал, что дочь так назвали, потому что жена хотела, чтоб хоть напоминание о ней было. А сама Аметистая дневник вела, отдала отцу вместе с внуком. Дед иногда что-нибудь припоминал, рассказывал, что она там писала. Иногда про то, что она хотела побывать в разных странах, иногда про то, что сына Горынычем в память о Родине назвала. Вот душа русская, хочет чего-то, потом получает, вначале радостно, а потом по прежнему бытию скучать начинает. И ведь, самое интересное, Аметистая писала, что хочет вернуться, бросить Фрэнка, из Англии с сыном уехать. Боялась, что отец не примет. В последний момент успела понять, что хоть попытаться надо, попытка не пытка, может отец хоть внуку своему поможет. Да только поздно. Заболела какой-то заразой иностранной, вот и умерла. Но хоть сына передать успела, и умерла в спокойствии, лучше ведь, чем метаться в бреду от того, что не завершила начатое. Аметистая в свою бабушку по материнской линии была, характер весь в неё, сиреневого цвета, живот чуть светлее был, глаза голубые, только шей три было, а не одна. Но о тёще дедушка не рассказывал много, только о похожести. Честно говоря, Гордыныч меньше рассказывал только о зяте. Если свою тёщу он недолюбливал, то Френка ненавидел. Горыныч о нём узнал больше только после смерти старика, когда нашёл дневник матери. Часто, думая о своих родственниках, Горыныч думал и о том, побывает ли в других странах он сам. Хотелось побывать. Хотя бы в одной стране пожить немного. Может, и работа бы ему нашлась. А тут что? Тут каждодневная борьба за выживание. С кем — с людьми, которые когда-то боялись рода Змеев. Род Змеев когда-то был могучим родом драконов, Змеями их люди прозвали за то, что у всех длинные шеи были, на змей было похоже. А ещё змеи людям вредили, а Змей Горыныч, тот, который тысячу лет назад умер и был основателем рода, был очень вредным — чуть что не по его, тут же поджигательством занимался. Спалит пару деревень и успокоится. Сам-то предок это преступлением не считал, а людям было тяжело. Горыня же не хотел даже воровать. Приходилось. Где в темном лесу-сплошные ели, свет не проходит, огород садить? На открытом пространстве люди не дадут посадить. А если и дадут, то только если не узнают. А не узнать, с нынешними мальчишками, нельзя. Они и узнают, и сами обворуют, и запалят. Вот и пришлось таскать из чужих огородов, зверюшек-то жалко, жить всем хочется. А люди… Один год в одной деревне покрал, другой год-в другой. Только жил он в таком месте, где деревень было мало. Уже третий круг был. Деревенские уже давно поняли, что жить будет не на что, продать нечего, есть нечего, только покупать. Вот и стали жители пытаться защитить свои деревни. Мальчишкам наказали, если увидят, сообщать. В некоторых деревнях уже разобрались, что всё лето обворовывают одну деревню, и как один раз увидят, что обокрали, мужиков выставляли сторожить… Поэтому в этом году Горыныч в нескольких деревнях "засветился". В одной чуть не поймали, стал на несколько деревень ходить. Дело было вовсе плохо. Уже в нескольких поселениях чуть не поймали! Прав был дедушка, прав…

Добрыня остановил лошадь возле ближайшего дома, слез и постучал в дверь. Они с Ильёй уезжали из Киева на обычное задание, правда, вдвоём, чтобы быстрее управиться, вот только за ними увязался новобранец Васька. Васька был ходячим анекдотом — красавец, который предпочитает не думать. Из-за этого часто происходили разные смешные случаи. Например, когда они втроём уже возвращались и остановились под Черниговом, он куда-то "втихушку" свалил. Собирался он очень громко (постоянно что-нибудь ронял и каждое действие проговаривал вслух). Богатыри громко хохотали после этого… Пока не узнали от путников, что в окрестностях завёлся Змей Горыныч. Вороватый. Стало не до смеха, ведь было неизвестно, что эта зверюга может. А вдруг сожрёт этого дурака? Богатыри разделились и узнавали в разных деревнях о Ваське и Горыныче.
Дверь перед Добрыней открылась, и выскочила на улицу девица дивной красоты! Добрыня не заметил, что в открытую пялится на красавицу со светлыми косами, василькового цвета глазами и миленьким личиком… Зато заметила девица, и тут же разбила об его шлем тарелку. Точным броском. Где она взяла тарелку — Добрыня так и не увидел. Красавица же злобно спросила:
— Чего припёрся и чего пялишься?
Одной тарелки богатырю не хватило. Девушка достала ещё несколько… Добрыня чудом успел отскочить за колодец. Это ведь девушка, а не враги, Добрыня Никитич понятия не имел о том, как с ней обращаться.
— Так чего пришёл? — спросил уже чуть более спокойный голос.
Добрыня очнулся от потрясений, вылез и осторожно начал спрашивать о Ваське, Горыныче и прочих интересных вещах, например, об имени прелестницы. К концу разговора девица приветливо улыбалась, а её отец, Филипп, вышел из дома и тоже включился в разговор.
Уезжая, богатырь с удивлением заметил, что Настасья уже и ручкой на прощанье машет. Ну, улыбнулся в ответ, сел на лошадь, и поскакал вперед, к новым приключениям.
Илья встретил Добрыню громким возгласом:
— Ты где был, Добрыня? Договорились же, в полдень оба тут быть!
— Не поверишь, захотелось водички, вижу — во дворе колодец стоит, захожу, выходит девушка, заметила не сразу, а как увидела — тряпками кидаться стала, тарелками.
-Как, попала?
Добрыня через приступы смеха рассказал товарищу произошедшую с ним историю.
— Так прям и помахала? Сначала тарелками кидалась, а потом ручкой махала?
— Ага!
— Ну ничего себе!
— Узнал что про Ваську?
— Я узнал, что он пошёл с мужиками Змея Горыныча ловить, они разделились, Васёк и заплутал.
— Кого ловить? Это что, того самого? Он ещё живой?
— Это другой, летать не умеет, огнём дышать не умеет, овощи ворует и ест. А что узнал?
— Разбойники видели, что на просеку выбежал, а с просеки на поле.
Посмеиваясь, товарищи ехали по дороге. Неожиданно конь Ильи забеспокоился:
— Бурушка, ты чего это?
— Волков он не боится, чего боится?
— Да не боится Бурушка, а показать хочет что-то.
Конь осторожно подошел к подъёму, находящемуся прямо перед ними. Лошадь Добрыни повторила манёвр. За бугром, возле дороги, шёл Змей Горыныч, как положено, трёхголовый, но некрупный, красного цвета, и кого-то нёс.
Головы Горыныча спорили между собой:
— Да его здесь оставить надо!
-Обокрасть могут!
— Да его или уже обокрали, или сам потерял!
— Да тихо вы! Очнётся, увидит, испугается, опять в лес побежит, или без чувств опять будет! Здесь оставить надо, дорога из города, или сам очнётся и доберётся, или помогут.
— Вот-вот. А если дальше нести, то мужики поймать могут.
— Ладно.

Горыныч осторожно кого-то положил возле дороги, и ушёл в лес. Богатыри подъехали ближе. Илья крикнул:
— Так это ж Васька!
— Да не кричи так, очнётся, скажем, его крестьяне нашли, на телеге в город повезли, мы встретили, забрали. Не пугать же, что Змей Горыныч его вытащил!
— Ладно, пугать не будем. Хлипкий, как Соловей-Разбойник! Ну так тот невысокий, а этот… Ну, что с него взять, новобранец.
— Забирай его, поехали.
Илья положил парня перед седлом поперёк коня, и уже посерьёзневшие, товарищи поскакали дальше. Вскоре Вася очнулся и рассказал богатырям, что поехал к матери в Чернигов, погостил у неё, та рассказала про Горыныча — вора, дальше Васёк попрощался с матерью и без её ведома отправился помогать в поимке ворюги, чтоб тот не обокрал и мать. Потом пересказал всё, что богатыри узнали у людей, разбойники ведь тоже люди, ещё сообщил, что загляделся в сторону на белку и ударился головой о дерево, старая тяжёлая ветка свалилась на голову, ну и без чувств упал. Больше Василий ничего не знал, помнил-то он как раз всё. После друзья разъехались: Илья повёз Васю в Киев, чтоб Василий сам всё рассказал Князю, а Добрыня сначала долго стоял на дороге, а после того, как Илья скрылся из виду, развернул лошадь и поскакал в Чернигов.

Когда парень подъехал к дому больно приглянувшейся ему Анастасии, то услышал разговор:
— Ну и пригласила я его на чай.
— Красивый?
— Ага.
— Высокий?
— Ага.
— Влюбилась?
— Ага… Мама! Ты чего говоришь?!
— Я имею право знать всех возможных женихов. Как никак, я тещей буду.
— Маш, не стесняй дочку.
— Филипп! Ты сначала мне шубу новую купи! И сапоги! Или я второй год буду в старой одежде ходить?
— Виноват, признаю! Кстати, завтра поедем за твоей шубой.
— Как же я тебя люблю! — Мария, мама Анастасии, обняла мужа и поцеловала. Она только что вернулась от своей мамы, сразу же попросила рассказать все новости, узнала про богатыря, ну и заинтересовалась. В последнее время Марии Ивановне хотелось, чтобы дочь быстрее нашла хорошего жениха и вышла замуж. Это понял и Добрыня.

— Надо всё — таки было не идти сегодня! А вы? "Всё, надоело сидеть дома голодным, надо опять в деревню за едой!" Тьфу! Вот и сидим теперь тут!
— Да поняли уже!
— Раньше надо было понимать! А я говорил, говорил!
— Что ты говорил?! Ничего ты не говорил! Ты виноват!
— Не я, а собака!
— Собака тут при чём?! Это люди нас поймали, а не собака!
Головы Горыныча укоряли друг друга в случившемся. А случилось то, что во время очередной вылазки Горыню поймали мужики из деревеньки, в которую Трёхголовый пошёл воровать в этот раз. Горыныч тихо, соблюдая тишину и осторожность, пробирался подле домов, и тут неожиданно залаяла одна из собак (Жучка, и откуда ты взялась?!). Далее беготня жителей, угрожающих растерявшемуся Змею вилами, косами, лопатами, граблями, топорами… Да всем чем было! А сейчас Горыныч сидел в крепком сарае, и головы проклинали сами себя, друг друга, собаку и даже людей. Одна из голов тихо сказала:
— Сами виноваты, — и уже громче, — Ну кому понравится факт, что его обворовали? Правильно, никому. А мы не один раз воровали. Вот и попались.
— Н-да уж, незавидное положение…
— Да хватит вам уже!
— Тихо! Люди что-то обсуждают! Похоже, о нас говорят!
Стены сарая заглушали звук, но некоторые особо громкие фразы было слышно. Одни голоса кричали, что следует " поотрубать бы этому Горынычу все головы", другие были за то, что вора надо заставить работать, третьи хотели продать кому-нибудь. Правда, пока не придумали, кем продать. Дедушка, когда говорил: "Воровство добром не кончится!", был прав…

*
— Здравствуйте, добрые люди!
— И тебе не хворать.
— Добрыня, ты что тут делаешь?
— Ну… Это… Как его…
— Добрыня, значит… Не бойся, не укушу и тарелками, в отличие от дочки, не закидаю! Иди пообедай, раз пришёл, да и дочке понравился…
— МАМА!
— И дочка тебе.
— Угу.
— Мама, я же… Погоди… Это что значит "угу"?
— Нравишься.
— Ах ты зараза!
Добрыня выскочил из дома и забежал за угол, чтобы в него не попадали тарелки, пускаемые Анастасией. "И ведь действительно она мне нравится… Что в ней такого? То ли просто приглянулась, то ли чего…" Додумать богатырь не успел, потому что девушка уже разбила тарелку ему об голову. Что она, дура что ли, с крыльца за угол кидать? Она лучше сама за угол зайдет. И разобьёт тарелку сразу о голову, чтоб наверняка. Добрыня отпрыгнул от разъярённой Настасьи за многострадальный колодец. Артобстрел прекратился. И девушка выдала:
— Зараза, чего раньше не сказал, что нравлюсь?
Одуревший Добрыня осторожно выглянул из-за колодца.
— Да тарелок у меня не осталось в руках, не убью.
Лицо Добрыни, который уже был почти на грани сумасшествия, спряталось за колодцем, и показался сам Добрыня с нормальным лицом. Анастасия тут же задала самый интересующий вопрос:
— Что значит "нравишься"?
— Ну ты же красивая. Как сказать… Ну, от тебя же люди не шарахаются. Вот от Ильи разбойники драпают — он им не нравится. Если кто красотой, умом или ещё чем не выделяется, обычно вопрос есть, нравится он кому или всё равно. А вот у тебя без вопроса. В хорошем смысле.
— А, ну тогда ладно. А я уже надумала.
Смех Добрыни и Настасьи ещё долго слышался в округе.

— Да скоморохом продать! Больше ни на что не годен этот Змей!
— А где он? Его в сарае нет!
— Ах!
— Удрал!
— В погоню!
Все эти крики Горыныч прекрасно слышал. И тут же припустил во весь опор.

Крики услышал и Добрыня. Он был в хорошем настроении после общения с Настасьей и её семьёй, наслаждался тихой ездой, как вдруг раздались вопли. Он остановил лошадь, схватился было за оружие, да так и обмер. Тот самый Змей Горыныч пронёсся мимо богатыря, даже не заметив его! Трёхголовый на всей скорости забежал в лес. Бегущие за ним селяне приближались, судя по крикам и топоту. Добрыня нахмурился, развернул коня и направился вслед за Горынычем. Нашёл быстро: тот пытался отдышаться, держась за дерево.
— Ну, может, расскажешь, зачем ты морковку воруешь?
Змей так и подпрыгнул. Но удирать не стал.

— Да зачем тебе он, молодец?
— А тебе-то что, коли заплачу? — ответил Добрыня вопросом на вопрос.
— Да, и то верно.
Горыныч, притаившийся за деревьями, ждал. Все три головы с облегчением выдохнули, когда богатырь вышел на крыльцо и жестами показал, что всё прошло хорошо.

Знакомства православных в германии
Знакомства с 17 летними
Знакомства пара ищет пару москва
Знакомства старый оскол с телефонами без регистрации
Знакомства пгт анна